Айваз: Повесть Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Айваз: Повесть Луны » Эпизоды » Прошлое приходит без стука. Демон | Лаж


Прошлое приходит без стука. Демон | Лаж

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. Место: Пропасть
2. Время: Апрель. Весна во всю наполняет красками природу, солнышко прогревает землю. Снег уже растаял, превратившись в воду.
3. Сюжет Спустя четыре года разлуки родные братья встретились.Что может быть лучше и милее воссоединения семьи? Ничего, но вот старший брат совсем другого мнения. Для него семья ничего уже не значит, с того самого момента, когда его выгнали, а вот младший полная противоположность такому мнению. Судьба решила свести братьев снова, но рад будет эту тиран? Примет ли его Лаж спустя столько времени или же они разойдутся  взглядах и загрызут друг друга? Никому не известно, каким боком повернется эта встреча.
4. Участники: Демон vs Лаж

Отредактировано Демон (2015-03-22 15:44:20)

0

2

Апрель. Время, когда природа просыпается от долгой спячки после суровой зимы. Снег полностью растаял. Грязь и слякоть, еще холодный, пронизывающий ветер, но лучи солнца начинают быть теплее. Отогревая землю от зимней стужи. Черный хищник двигался в сторону ущелья. Довольно опасное место. Один неверный шаг и ты будешь превращен в фарш. Холодные камни разорвут твое тело, ты будешь биться об них, а затем захлебнешься в холодной воде. Река унесет твое тело, и никто более не вспомнит тебя. Все, смерть, но это еще не конец. Демон шагал, его голову терзали размышления. О чем? О прошлом. Последнее время самец задумывался о своей семье, как она там, все ли живы. Думаете мило? Ох, как ошибаетесь! Его заботили родные только по одной причине. Тиран хотел сам слышать их предсмертные хрипы и мольбу. Месть, месть только и двигала этим зверем в сторону родного дома. Месть и обида, что его выгнали, как последнего шакала. А ведь тогда была не его вина, он просто принял вызов. Вот только отцу Демона, вожаку стае все показалось иначе. Ему нужна была кровь, живая плоть, на которой можно сорвать всю свою злость. Грушей для битья и стал старший сын альфа пары. Мать даже не посмотрела в его сторону, настолько он был ей отвратителен. Единственный, кто провожал волка добрым и сожалеющим взглядом был Лаж.  Родной брат черного, остальные волки с облегчением вздохнули за спиной зверя, он слышал этот дружный выдох. Ярость закипела в груди и тогда, еще молодой волк выкрикнул:
- Однажды я вернусь, и вы вздохнете уже от ужаса – сердце животного окунулось во тьму, стало его заложником. Безумие и тирания стали верными спутниками, жажда битв и крови заменяли все остальные чувства. Тело самца было покрыто многочисленными шрамами, но самым большим был от отца. Прошло уже четыре года, как он изгнан из стаи, но жажда мести росла, росла сила волка, опыт. Из вспыльчивого сосунка он превратился в неплохого стратега, одержимым безумием и кровожадностью. Так злая судьба обратила еще одно живое существо во тьму. Лапы затормозили почти у самого края. Пустой взгляд уставился во тьму, слышался звук бегущей воды. Пнув небольшой камень в пропасть, Демон прислушался. Довольно долга не раздавалось всплеска, но, бинго. Посылка долетела до пункта назначения. Интересно, если я шагну в эту тьму, мне будет хорошо? Улыбка украсила морду черного. О да, мое тело будут рвать холодные камни, из ран будет литься кровь. Моя кровь, такая теплая, вкусная…. Моя, моя кровь! Глаза стали бешеными, оскал в виде улыбки. Весь этот кошмар творился в голове этого хищника. Округу разразил смех. Самца переполняло желание сигануть во тьму и наслаждаться увечьями, которые нанесет ему падение. Тиран был настроен решительно. От цели было всего три волчьих прыжка. Я иду к тебе, моя прелесть!

+1

3

Уже что, апрель? Быстро же время летит. Даже не верится. Уже апрель, надо же. Даже не заметил...
Хотя, разумеется, оно и к лучшему. Странно, вроде бы и зима и весна идут по три месяца, так же как и лето и осень. Но создавалось впечатление, что зима не закончится никогда, такой она была холодной. Как вспомнишь так вздрогнешь... Даже тем же оленям жилось впроголодь. А весна как назло проходит как бешанная. А теперь переходим к реальности:
  На данный момент я занимался своим любимым делом - шлялся где попало. И очень скоро, я наткнулся на одно такое местечко, которое окончательно испортило мне настроение. А оно и так у меня было не очень...
Надо сказать, картина открывалась унылая и малость жутковатая. И вдобавок однообразная. Пустошь. Огромная, серая пустошь, в которой нет совершенно ничего кроме изредка попадающихся валунов и небольших скал. Куда не брось взгляд - валуны, пустота, и... И валуны... Почва, разумеется, каменистая и твёрдая. Даже ступать на неё неприятно. Ну и конечно же масла подливает в огонь уже растаявший снег, превратившийся в лужи, грязь и слякоть. Отлично, ещё и не хватало замазаться в грязи, в принципе, что уже со мной и случилось. Ну да, да, я уже "помылся". М-м-м... Вот свинья!
И без-того угольно чёрная шерсть, вообще приняла какой-то не понятный оттенок, а бурые подпалины стали угольно-чёрными. Мой пушистый загривок, стал настолько взъерошен, что я стал похож на какое-то чудовище. Я мокрый, хоть как тряпку выжимай. С лап потоками льётся вода, и как раз после моего недавнего "купания" во рту чувствуется отвратительный вкус грязи. Даже в носу полным-полно воды. Гадость-то какая... Фу...
В спину дует сильный, промозглый ветер, играя с моим мехом. Чёрт, ненавижу эту погоду! Благо, солнечные лучи греют уже теплее, чем раньше. Ну хоть что-то приятное. Интересно, где я потом отмоюсь? Ну ей-богу, просто какая-то бродячая собака! Ладно, как бы там ни было, надо быть более аккуратным...
По правде сказать, это скитание меня уже начинает немного выматывать. Но спустя ещё немножко времени, я обнаруживаю на грязной луже волчий след, а вместе с ним в нос ударяет до боли знакомый запах... Очень знакомый... Очень родной...
Сердце замирает. Я прислушиваюсь и присматриваюсь, нет ли никого поблизости. Нет, нету. Знаете, наверное, я свихнулся, но этот запах... Пахнет так будто бы это... Мой брат?! Ну нет, нет, я ни с чем не спутаю этот запах!
Я не знаю, что на меня находит, но я как угорелый несусь по следу, и с каждым шагом запах всё усиливается, пока передомной не открывается эта картина. Демон. Мой братец, мой придурковатый братец. Он несётся прямо к обрыву и от его края, его отделяет всего лишь каких-то несколько волчьих прыжков.
- Зачем? Ты что, ненормальный?! Остановись, ты же грохнешься туда и разобьёшься! Стой, стой!- ору так громко, что начинает тянуть на кашель.
Когда от края обрыва остаётся уже меньше метра, я со всей силой наваливаюсь на братца-суицидника, дабы тот не убился, рухнув с этого триклятого обрыва.
- О чём ты только думал?!
Я укоризненно смотрю в глаза своему старшему брату, пытаясь выяснить, зачем он хотел сделать настолько безумный проступок.

+1

4

Еще маленько и я полечу. Да, да! До обрыва оставалось совсем чуть - чуть. Это будоражило кровь. Адреналин захлестнул по полной программе. Такое чувство самец  испытывал только, когда убивал. Сейчас, сейчас…и! Вдруг черного ударило что-то в бок. Маршрут был сбит и самец поздоровался с твердым грунтом. Какого черта! Глаза недобро свернули. Такой наглости волк никому не спустит с рук. Убить. Убить, я убью его. Твоя кровь успокоит мою ненависть. Вскочив на все четыре лапы, он посмотрел грозно на врага и обомлел. Внешнее состояние волка было далеко не дружелюбное. Шерсть на холке дыбом, уничтожающий взгляд и все тело, каждая мускула напряжена. Клыки обнажились, хвост дернулся. Правая лапа сорвалась с места и пулей ринулась к противнику. Не может быть! Нет, это не он. Такого просто не может быть! Черный затормозил уже вплотную к брату и слегка толкнул его грудью. Хищник не верил своим глазам. Втяну носом воздух, и еще раз пристально посмотрев в глаза, он задумался. Неужели, правда, мой нерадивый братец? Я очень удивлен, хотя. Так пищать умеет только он. Демон рассмеялся прямо в морду брату:
- Лаж, наш малыш Лажик – да, сарказма было хоть отбавляй – маменьким сыночек, который умеет визжать как девчонка. Знаешь, братец, твой визг ни с чем не спутаешь. Знаешь, я удивлен, увидеть тебя здесь – неожиданно волк стал осматриваться по сторонам, нюхать воздух, крутиться вокруг оппонента, а затем с наигранным удивлением выдал:
- Вот так поворот! А где мамочка? А где же папочка, а где же твоя стая? Вот те раз! Неужели нашего маленького Лажа бросили? Ая яй! – посочувствовав, он расхохотался. Смех раздавался на всю округу. Хищник настолько разошелся, что завалился на спину и продолжал ржать. Психушка давно по нему плачет. Успокоившись, черный встал на лапы и отряхнулся. В одно мгновение улыбка на его морде испарилась. Снова подойдя  вплотную  к младшему брату, он прорычал:
- Братишка, беги, беги и больше никогда мне не попадайся на глаза. Я ненавижу предателей и не потерплю тебя рядом с собой даже в обычном разговоре. Возвращайся к мамочке, она явно с ног сбилась в поисках своего любимого мальчика – на последней строчке Демон повысил голос. Ненависть. Его переполняла ненависть и боль к родному брату. Хищник был рад такой встрече, теперь он знает, что Лаж жив, но боль, причиненная стаей сильнее любви. Смерив оппонента презрительным взглядом, правая лапа развернулся и пошел вперед. Пройдя совсем немного, волк остановился и пропел:
- Маленький, глупый братик. Ты выбрал свою. Сторону еще тогда, когда меня гнали с родного дома. Теперь ты во вражеской стае…видимо, это судьба – развернувшись, волк с братской любовь добавил – Лаж, на поле боя я тебя жалеть не буду! – хихикнув, зверь медленно побрел вперед. Его догнать не составило бы труда.

0

5

Всё так же рассматриваю своего придурковатого братца, всё так же смотрю ему в глаза, мысленно говоря ему, что он идиот каких даже свет не видывал.
Как же он изменился, всё-таки... Он... Так вымахал. Надо же.
И кажется, ему не особенно понравилось что я устроился сверху на нём, и потому, Чёрный мигом сбросил меня с себя и поднявшись на все четыре лапы остервенел. Тёмно-карие, с безумным выражением глаза-бусинки злобно сверкнули и уставились на меня, шерсть встала дыбом, точно так же как и у меня на загривке, пожелтевшие клыки оголены. Кажется, мой брат меня не узнал. Правая передняя лапа резко взмывает в воздух, чтоб нанести удар, но... Тут же Демон останавливается, приблизившись ко мне в плотную. Толкает меня грудью. Да, это мой брат, однозначно. Я узнаю его. Нет, всё-таки, меня он тоже узнал.
И в то же время, мой брат не верит, что это я. Он ещё раз пристально смотрит мне в глаза. Втягивает носом воздух, принюхивается. И кажется, задумывается. Я уже собираюсь что-то сказать и раскрываю для этого пасть, но тут же её закрывает дикий хохот Демона. Знаете, я наверное не смогу передать вам тот истерический смех пьяного козла, но сказать могу только одно - настолько диффективно и неадекватно смеяться умеет только мой брат.
И снова я укоризненно смотрю на своего брата, как вдруг он начинает свою тираду:
- Лаж, наш малыш Лажик да, маменьким сыночек, который умеет визжать как девчонка. Знаешь, братец, твой визг ни с чем не спутаешь. Знаешь, я удивлен, увидеть тебя здесь- и снова этот его "юмор". Ладно, ладно, может быть я мазохист, но должен признаться, мне этого не хватало.
Братец начинает осматриваться вокруг и проделывать то, что делал со мной очень часто - расхаживать вокруг меня.
- Вот так поворот! А где мамочка? А где же папочка, а где же твоя стая? Вот те раз! Неужели нашего маленького Лажа бросили? Ая яй!- ну, начинается. Если честно, мне хочется возразить, но сия персона даже не даёт мне и пасти разкрыть. Ещё и этот истерический ржач...
В конце концов Чёрный грохнулся на спину и продолжил смеяться. Это в его духе, но, честно говоря я не понимаю что тут смешного. Ну ладно, пусть, пусть. Ещё минут пять я жду пока этот психопат придёт в себя и уже от нетерпения топаю лапой. А далее происходит то, чего я и ожидал - улыбка с морды хищника мгновенно исчезает и он снова подходит ко мне в плотную, злобно рыча:
-  Братишка, беги, беги и больше никогда мне не попадайся на глаза. Я ненавижу предателей и не потерплю тебя рядом с собой даже в обычном разговоре. Возвращайся к мамочке, она явно с ног сбилась в поисках своего любимого мальчика- ах, ну конечно. Стоп... Что?!
Я конечно думал что он начнёт мне в очередной раз хамить, но таких слов я не ожидал. Предатель?.. Да как он посмел?! Безмозглый нахал!
Я уже хочу в ответ на него наорать, но, во-первых: я не хочу начинать ссору после того как мы несколько лет не виделись, а во-вторых: может, в чём-то он и прав...
В ту ночь, когда моего брата изгнали, я просто бездейственно сидел там, на скале и смотрел ему в след. Я ничего не попытался сделать, ничего. Он назвал меня предателем - что ж, он прав... Я действительно его предал. И с себя этой вены никогда не сниму... Это я виноват... Что я наделал?
Презрительный взгляд, братец отворачивается от меня и не спеша уходит.
- Маленький, глупый братик. Ты выбрал свою. Сторону еще тогда, когда меня гнали с родного дома. Теперь ты во вражеской стае…видимо, это судьба. Лаж, на поле боя я тебя жалеть не буду!- не будет... Так мне и надо... Но молчать я всё-равно не собираюсь! Может, я как-то смогу искупить вину?..
В ответ я тоже издаю громогласный рык:
- Не поворачивайся ко мне спиной, братец! Или это что, вызов?- я понижаю голос- ты прекрасно знаешь, что наши родители нас не любили. Ни тебя, ни меня в том числе. И я их не любил. Никогда. И неважно, кто из нас в какой стае. Даже если я на вражеской стороне, это не перестаёт делать нас родными братьями. Мы по по-прежнему ими остаёмся и останемся навсегда. Я тебя, балбеса, никогда не перестану любить. Мы вместе росли, делили еду, спали бок о бок. И... Ты сказал что я предатель... Знаешь, в чём-то ты прав... И я сам никогда не сниму с себя вины... Это я виноват что так получилось, я. Не надо было мне сидеть и вот так... Бездействовать. Надо было вызваться с тобой, я не должен был тебя бросать... Знаешь, после того, как тебя изгнали, я сам ушёл. Через пару же дней. Не знаю, чего я медлил, но... Я искал тебя... В общем... Прости, братец... Я не хотел...- сам по себе вырывается глубокий вздох, от резко накативших воспоминаний, я сглатываю- Что ж, воспринимай как хочешь, рычи, издевайся, насмехайся и хами, я заслужил. Но, может ты поймёшь, хотя, сомневаюсь... Прости...

+1

6

Самец остановился. Что-то екнуло в груди. Вся его «злобная» сущность является лишь оболочкой, инстинктом самосохранения. Под толстой, черной шкурой прячется любящий брат, который всегда поможет младшему. Вот как ты заговорил. Умей признавать свои ошибки и станешь сильнее, кажется, так говорил отец. Ветер потрепал взъерошенную шкуру и притих. Карие глаза уставились в небо, ища там решения. Молчание тяготило. Мысли как ветер вертелись в голове, собраться было просто невозможно. Сердце кричало одно, разум другое. Хотелось уйти от этого круговорота в тихую, спокойную гладь. Волк все так же стоял спиной к брату. Тяжело выдохнув, наконец-то раздались слова, разрывая тишину:
- Смогу ли я простить тебя, Лаж? Не подведет ли меня твоя нерешительность? Один раз ты уже поколебался,  когда я уходил. Не повторится ли это в очень важный для нас момент, брат? Можешь ты мне обещать, что не будешь так же сидеть вдали и наблюдать, как меня рвут на части враги? Отгонишь ли ты воронов от моей израненной туши или все так же будешь колебаться? Могу ли я верить тебе, Лаж? – правая лапа развернулся и подошел к хищнику. Карие глаза смотрели прямо в душу оппонента. Самец очень желал там увидеть положительные ответы на свои вопросы. Ведь они не причиняют столько боли, как слово «нет».  Смотри мне в глаза брат, и отвечай. Я вижу тебя насквозь, как раньше. Прошло немного времени, но гляделки продолжались. Тишину опять прервал Демон:
- Ответь мне, брат. Мы с тобой одной крови, одной плоти и с одного гнезда. Не предашь ли ты меня еще раз? – он говорил это, еле сдерживая предательски дрожащий голосок – Ты говоришь о любви. Где была твоя любовь и преданность тогда? Правильно, она сидела на скале и сомневалась. То, что мы братья не значит, что должны быть как одно. Лаж, я ведь знаю, что ты не такой как я и отец. Думаешь, я не замечал твоей сущности? Мягкосердечный, сентиментальный волк. Брат, полная противоположность мне. Я это замечал, Лаж, но не выдавал тебя. Ни с кем не делился подозрениями, а в нужный момент ты отвернулся от меня. Думаю, мы помним, что отец делал с «хлюпиками». Что могло быть с тобой, когда ты прятался за маской. –  волк отстранился. Усадив пятую точку на холодный камень и смотря в небо, дискуссия продолжилась:
- Ты ведь помнишь, как мы играли на природе. Я ведь видел, как ты бережно относишься к той же бабочке, которых я давил. Пытался быть тем, кем никогда не был. Тяжело тебе пришлось. Ходить с маской на морде, но я рад, что ты другой. Пусть грызет совесть за тот поступок, но брат, не представляешь каково быть таким, как я. Маску можно снять в любой момент, а вот поменять себя уже нельзя. Ходить со сгустком тьмы в груди вместо сердца, с жаждой крови в голове и безумием, не подарок я тебе скажу. Я не чувствую ничего! Не любви, ни сострадания. Я не знаю пощады, не хвалю друзей и врагов. Исчадие Ада, не более. Когда израненный будешь лежать ты, то тебе помогут. Я рад этому. Когда умирать буду я, никто не подойдет. – хищник опустил морду и с улыбкой, с искренней улыбкой посмотрел на брата – никогда не будь таким как я. Ты просто не сможешь нести это бремя. Лаж, я прощаю тебя, за то, что ты колебался тогда. Не разочаровывай меня больше. Вдали раздался волчий вой. Морда черного резко повернулась в ту сторону. Мне пора. Прощай брат. Лениво подняв пятую точку, волк потрусил в сторону воя, но отойдя приличное расстояние, Демон повернулся к брату и подмигнул. В следующую секунду от верзилы и следа не осталось. Раньше, старший брат всегда подмигивал младшему, дескать «все у нас хорошо». В памяти правой лапы все еще резвились два черных волчонка, которые были, не разлей вода. Времена меняются, волчата выросли, но чувства остались  те же.

Отредактировано Демон (2015-04-24 16:06:37)

+1

7

Демон остановился в нескольких метрах от меня. Мои слова явно на него повлияли. Но как, я не знал. В любом случае, я ожидал того же хамства, которое я слышал пару минут назад. А может быть даже я нарвусь на драку, уж знаю я своего братца.
Как бы там ни было, эта тишина угнетала и напрягала. Я насторожился, не зная чего мне ожидать. А от старшего братишки ожидать можно было чего угодно. Но тут я вижу что мой брат поднимает голову в небо. Явно о чём-то думает. О чём, интересно? Переваривает мною сказанное?
Проходит ещё несколько минут и наконец, до этих пор неподвижно стоящий мой брат тяжело вздыхает, после чего поворачивается ко мне. Вот и тишина нарушена.
- Смогу ли я простить тебя, Лаж? Не подведет ли меня твоя нерешительность? Один раз ты уже поколебался,  когда я уходил. Не повторится ли это в очень важный для нас момент, брат? Можешь ты мне обещать, что не будешь так же сидеть вдали и наблюдать, как меня рвут на части враги? Отгонишь ли ты воронов от моей израненной туши или все так же будешь колебаться? Могу ли я верить тебе, Лаж?- я не знаю. Не знаю что сказать моему брату. Он прав. И опять, опять я колеблюсь и поэтому просто стою и молчу, сгорбившись и прижав уши. Идиотское положение, чтоб вы знали...
Должно быть, жалкий у меня вид сейчас. А брат тем временем, подошёл ко мне вплотную и посмотрел мне в глаза, словно хотел в них увидеть ответ, словно видел меня насквозь. Но я всё ещё предательски молчу.
Ничего не может быть хуже боли, ничего. Но я не про физическую боль, не про эту, нет. Порезы? - фигня. Ожоги? - семечки. Моральная боль. С ней не сравнить ничего, она в тысячи раз сильнее.
Угрызение совести, чувство вины. И быть может, это ещё не самое худшее.
- Ответь мне, брат. Мы с тобой одной крови, одной плоти и с одного гнезда. Не предашь ли ты меня еще раз? – его голос дрожит – Ты говоришь о любви. Где была твоя любовь и преданность тогда? Правильно, она сидела на скале и сомневалась. То, что мы братья не значит, что должны быть как одно. Лаж, я ведь знаю, что ты не такой как я и отец. Думаешь, я не замечал твоей сущности? Мягкосердечный, сентиментальный волк. Брат, полная противоположность мне. Я это замечал, Лаж, но не выдавал тебя. Ни с кем не делился подозрениями, а в нужный момент ты отвернулся от меня. Думаю, мы помним, что отец делал с «хлюпиками». Что могло быть с тобой, когда ты прятался за маской.- Черныш присел на ледяной камень и направив взгляд в небо. Я тебя понимаю, и снова ты прав, братишка. Снова. Я рохля и трус... Я... Слабак?..
Теперь я всё-таки знаю. Мой брат меня любит...
Что же я наделал. Не струсь я тогда, ничего бы этого не случилось и я бы не был врагом родному брату. Откуда я такой взялся?
-  Ты ведь помнишь, как мы играли на природе. Я ведь видел, как ты бережно относишься к той же бабочке, которых я давил. Пытался быть тем, кем никогда не был. Тяжело тебе пришлось. Ходить с маской на морде, но я рад, что ты другой. Пусть грызет совесть за тот поступок, но брат, не представляешь каково быть таким, как я. Маску можно снять в любой момент, а вот поменять себя уже нельзя. Ходить со сгустком тьмы в груди вместо сердца, с жаждой крови в голове и безумием, не подарок я тебе скажу. Я не чувствую ничего! Не любви, ни сострадания. Я не знаю пощады, не хвалю друзей и врагов. Исчадие Ада, не более. Когда израненный будешь лежать ты, то тебе помогут. Я рад этому. Когда умирать буду я, никто не подойдет. – тут брат улыбнулся мне, искренне улыбнулся. А ведь он редко улыбался... Я только лишь удивился. Так улыбался он мне впервые.– никогда не будь таким как я. Ты просто не сможешь нести это бремя. Лаж, я прощаю тебя, за то, что ты колебался тогда. Не разочаровывай меня больше.- прощаешь?!
Спасибо. Но я себя никогда не прощу...
Где-то послышался вой. Волчий. Мой братец неожиданно повернулся в сторону воя, после чего в своей же манере лениво встал с места, и отправился туда, откуда доносился вой. Уже когда Черныш был довольно далеко от меня, я увидел как тот мне подмигнул. Да, он всегда так делал чтоб меня ободрить. После этого и след его простыл.
Мне в голову снова нахлынули воспоминания о том, какими мы были, когда были ещё сопляками. Двое маленьких волчат, которые вечно грызлись. Но теперь волчата стали взрослыми волками, да ещё, к тому же, из вражеских стай. И теперь один из братьев должен убить другого. Время всё меняет...
- Обещаю, я никогда тебя больше не разочарую.- говорю я вслед своему брату, но понимаю, что он меня уже не услышит.
Я же ещё долго сижу на том месте, где состоялась наша встреча через несколько лет разлуки, прокручивая у себя в голове снова и снова, то, что сказал мой брат, и вспоминаю его искреннюю улыбку. Мне не хочется уходить, но надо. Да и не сидеть же мне здесь до старости лет...
Я так же лениво, нехотя, (а может быть даже ещё ленивее) встаю и трушу домой.

+1


Вы здесь » Айваз: Повесть Луны » Эпизоды » Прошлое приходит без стука. Демон | Лаж